«МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕК»

«МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕК» - «МА́ЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕ́К» в литературе, обозначение довольно разнородных героев, объединяемых тем, что они занимают одно из низших мест в социальной иерархии и что это обстоятельство определяет их психологию и общественное поведение (приниженность, соединенная с ощущением несправедливости, уязвленной гордостью). Поэтому «М. ч.» часто выступает в оппозиции к другому персонажу, человеку высокопоставленному, «значительному лицу» (по словоупотреблению, принятому в русской литературе под влиянием «Шинели» Н. В. Гоголя), а развитие сюжета строится главным образом как история какой-либо обиды, оскорбления, несчастья.

Тема «М. ч.» имеет интернациональное распространение, а ее истоки относятся к глубокой древности. Интерес к жизни «М. ч.» обнаружила уже новоаттическая комедия (см. Греческая древняя литература); точка зрения «М. ч.» была использована в сатирах Ювенала, обличавших моральную деградацию власть имущих. В средневековой литературе яркий образец реализации такой точки зрения — «Моление Даниила Заточника» (XIII в.). Одним из первых произведений в европейской литературе, посвященных теме «М. ч.», считается «Векфильдский священник» О. Голдсмита (1766), где уже намечена типичная для этой темы сюжетная канва (преследование бедного человека, совращение его дочери помещиком и т. д.).

Необычайно остро и последовательно разрабатывалась тема «М. ч.» в русской литературе XIX в., особенно после «Станционного смотрителя» А. С. Пушкина (1831). Один из первых случаев употребления понятия «М. ч.» встречается в статье В. Г. Белинского «Горе от ума» (1840), причем с четким описанием всей оппозиции: «Сделайся наш городничий (из “Ревизора” Гоголя. — Ред.) генералом — и, когда он живет в уездном городе, горе маленькому человеку… тогда из комедии могла бы выйти трагедия для “маленького человека”…» (Полн. собр. соч., т. 3, 1953, с. 468). В 1830 — 1850‑х гг. тема «М. ч.» разрабатывалась в русской литературе преимущественно в русле повести о бедном чиновнике; при этом происходила эволюция центрального персонажа, переосмысление мотивов его поведения. Если предмет устремлений Акакия Акакиевича Башмачкина — вещь, шинель, то в произведениях натуральной школы (Я. П. Бутков, А. Н. Майков и др.) демонстративно выдвигалась на первый план привязанность героя к дочери, невесте, возлюбленной, подчеркивалось несовпадение официальной (служебной) и домашней его жизни, преимущественное внимание уделялось мотивам чести, гордости, «амбиции». Этот процесс достиг кульминационной точки в «Бедных людях» Ф. М. Достоевского (1846), что было подчеркнуто полемическим отталкиванием главного персонажа повести от гоголевского Башмачкина.

В литературе 2‑й половины XIX в. тема «М. ч» продолжала развиваться в творчестве Достоевского, А. Н. Островского, Э. Золя, А. Доде, у веристов (см. Веризм) и т. д. У истоков темы «М. ч.» в современной литературе стоит Швейк (Я. Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны», 1921 — 1923), чьи наивность и «идиотизм» являются оборотной стороной мудрости, оберегающей его от всевластия милитаризма и бюрократии. Конвульсии и гибель «М. ч.» в сетях обезличенных, отчужденных и беспощадных сил — тема многих произведений современной западной литературы (Ф. Кафка, Дж. Джойс, А. Камю и др.).

Литература:

Цейтлин А., Повести о бедном чиновнике Достоевского, М., 1923;

Сучков Б., Писатель и его герои, в кн.: Фаллада Г., Что же дальше, маленький человек?, пер. с нем., М., 1964;

Манн Ю. В., Путь к открытию характера, в сб.: Достоевский — художник и мыслитель, М., 1972.

Ю. В. Манн.

Смотреть больше слов в «Литературном энциклопедическом словаре»

«МАНАС» →← «МАЛАДОСЦЬ»

T: 132